На главную Обратная связь Карта сайта
Аналитический Центр по ипотечному кредитованию
и секьюритизации

Вопреки прогнозам скептиков банки выполнили требование недавно принятого закона

Вопреки прогнозам скептиков банки выполнили требование недавно принятого закона — и правда перестали штрафовать за досрочное погашение кредитов. Если разобраться, за последние несколько лет государство сделало почти все, о чем его просили защитники прав потребителей финансовых услуг. Тут и выяснилось, что доступнее от этого кредиты не стали.

Без штрафа и упрека

С 1 ноября в России действует закон, который разрешает досрочное погашение кредитовбез штрафных санкций (исключение предусмотрено только для ссуд, полученных для предпринимательской деятельности). Согласие кредитора не требуется — достаточно просто уведомить банк не менее чем за 30 дней (в договоре может быть установлен и менее продолжительный срок). Закон, что необычно, имеет обратную силу, то есть распространяется и на все выданные ранее кредиты.

Чтобы проверить, действительно ли он заработал, один из сотрудников "Денег", имеющий потребкредиты в Райффайзенбанке и Ситибанке, обратился к кредиторам с вопросом о досрочном погашении. Договор потребительского кредитования, заключенный с Ситибанком в июле этого года, предусматривал штраф за досрочную выплату ссуды в размере 3,2 тыс. руб. при полном погашении. Сотрудник службы CitiPhone подтвердил, что теперь банк этот штраф отменил. При наличии на дебетовом счете необходимой суммы списание в счет долга можно произвести в любой момент по звонку клиента. Частичное погашение тоже предусмотрено без санкций — для этого нужно обратиться в банк за сутки до очередного планового платежа и назвать сумму. Визит в офис Райффайзенбанка — и аналогичный результат. Клиенту разрешили погасить задолженность хоть сейчас и без комиссии, обозначенной в заключенном еще четыре года назад договоре. Оказалось, банк отменил соответствующие штрафные санкции еще в июне.

Раньше примерно половина российских кредитных организаций штрафовала клиентов за досрочную выплату займов. Два года назад, когда запрет санкций на законодательном уровне только начали обсуждать (в первом чтении Госдума одобрила этот законопроект еще в ноябре 2009-го), среди крупных кредитных организаций этой практике не следовал разве что Сбербанк. В договорах со многими банками помимо штрафов прописывался еще и мораторий на досрочное погашение в течение определенного времени после выдачи кредита.

"Недобросовестные кредитные организации и в новых условиях найдут лазейку,— считает российский финансовый омбудсмен Павел Медведев.— Они будут обзывать первые выплаты процентами — это не запрещено. Когда клиент предложит погасить задолженность досрочно, выяснится, что к выплате тела долга он и не приступал".

С принятием нового закона приостанавливается длившаяся несколько лет кампания по защите прав заемщиков, констатирует председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП) Дмитрий Янин. Запрет штрафов за досрочное погашение — последний пункт в списке предложений, сформулированных в 2008-2009 годах, когда потребительское кредитование возрождалось из кризисного пепла.

Ставка на отмену

В октябре 2009-го Генпрокуратура объявила незаконным внесение в кредитные договоры с физлицами условий о возможности повышения ставок в одностороннем порядке (в кризис некоторые банки этим грешили). Правда, само по себе заявление прокуратуры заемщикам ничего не обещало. Требовалось определение высших судебных инстанций или специальный закон. И такой закон появился.

Уже в декабре 2009-го депутаты приняли в первом чтении проект закона, запрещающий кредитным организациям в одностороннем порядке сокращать срок кредитов, увеличивать ставки и комиссии, а также вводить новые платежи. В начале 2010 года закон вступил в силу.

Еще в Госдуму вносили законопроект, обязывающий банки уведомлять клиентов о размере комиссий, взимаемых при использовании пластиковых карт в банкоматах, посредством сообщения о размере взимаемых банком процентов на экране, а также соответствующей строки в чеке, который банкомат печатает по завершении операции. Этот законопроект не прошел.

Законотворческую активность дополняли решения высших судов. Так, в ноябре 2009-го президиум Высшего арбитражного суда признал незаконным взимание комиссий за открытие и ведение ссудных счетов при выдачекредитов. Решение, что ведение ссудного счета не является самостоятельной банковской услугой (значит, плату с заемщика брать нельзя), подвело итог многолетнему противостоянию Роспотребнадзора и банковского сообщества, которое отстаивало правомерность такой практики.

Почти год "Деньги" наблюдали за тяжбой сотрудника ИД "Коммерсантъ" Дмитрия Ждакаева, которую он вел с Райффайзенбанком (см. N50 от 21 декабря 2009 года, N4 от 1 февраля, N15 от 19 апреля, N25 от 28 июня, а также N42 от 25 октября 2010 года). В 2009-м Дмитрий взял в Райффайзенбанке потребительский кредит и с тех пор, согласно договору, платил за обслуживание ссудного счета около 1,5 тыс. руб. в месяц. Летом 2010-го Савеловский суд Москвы удовлетворил его иск о признании соответствующих условий договора ничтожными. Последовала апелляция со стороны банка, но и Мосгорсуд в октябре этого года признал правоту журналиста. Решение вступило в законную силу, деньги Ждакаев получил.

В октябре 2011-го Высший арбитражный суд преподнес заемщикам еще один подарок. Суд постановил, что споры между банками и заемщиками должны рассматриваться только в судах по месту регистрации последних.

"До следующего кризиса ничего нового в сфере защиты прав заемщиков не произойдет,— уверен Дмитрий Янин.— Тем более недавно принятый закон о запрете штрафов за досрочное погашение кредитов — пожалуй, последнее изменение, которое для банков пройдет совершенно безболезненно. Все, что случилось за последние несколько лет,— косметические изменения. По сути, мы получили всего два закона. Были хорошие решения судебных органов. Но они — это относится и к делу Дмитрия Ждакаева — не становятся нормой".

В решениях судов нет общей логики, соглашается Павел Медведев: в его практике были случаи, когда одни и те же судьи по искам одного и того же заявителя выносили противоположные решения. "Деньги" разослали читателям сотни образцов искового заявления о признании незаконными банковских комиссий за открытие и ведение ссудного счета. Добиться победы в судах удалось единицам.

Муки законотворчества

Среди законодательных инициатив, которые сейчас обсуждаются,— проект закона "О банкротстве физических лиц", поправки к действующему закону "О защите прав потребителей" и проект закона "О потребительскомкредите". Их готовят соответственно Минэкономразвития, Роспотребнадзор и Минфин.

О том, что в России должен появиться институт банкротства физических лиц, говорят более десяти лет. "Закон все еще обсуждается,— разводит руками Павел Медведев.— Я много раз спрашивал знакомых в правительстве о его судьбе, и они неизменно обещали показать финальную версию "на следующей неделе". Сейчас вообще тишина. О степени готовности документа можно судить по тому, что в последней редакции, которую я видел, было безумное требование назначать для физлица конкурсного управляющего".

Как защитник прав потребителей финансовых услуг, Павел Медведев появления такого закона ждет с нетерпением. "В его отсутствие я грешным делом вынужден советовать гражданам, которые ко мне обращаются, вести себя так, будто он есть,— сетует финансовый омбудсмен.— На днях беседовал с несчастным заемщиком, с которого взять нечего. Посоветовал ему не платить, и все. Судебный исполнитель с такого ничего не возьмет. Более или менее дееспособных должников я уговариваю написать в банк письмо с просьбой обращаться в суд".

Закон "О потребительском кредите" тоже может стать долгостроем — его, кстати, и так готовят с 2004 года. Обнадеживает, что в сентябре Минфин представил новую редакцию документа (предыдущая публиковалась год назад).

Большая часть положений фактически закрепляет сложившуюся практику. Кое-что законопроект определяет, безусловно, в пользу заемщиков. Им не может не понравиться обязанность кредитных организаций уведомлять клиентов о просроченной задолженности не позднее, чем через неделю с момента ее возникновения (письмом с уведомлением, а не посредством SMS или, скажем, по электронной почте).

Предыдущая редакция законопроекта допускала изменение ставок в одностороннем порядке и штрафы за досрочное погашение (если эти параметры отражены в договоре). В новой версии эти положения отсутствуют, зато сохранилось положение, легализующее передачу долгов по потребительским кредитам коллекторским агентствам.

Предложения Роспотребнадзора сводятся к тому, чтобы распространить положения закона "О защите прав потребителей" на рынок финансовых услуг. Например, если поправки будут приняты, банкам запретят оказывать дополнительные платные услуги, если заемщик не дал на это письменного согласия. Доказывать, что гражданин такое согласие представил, банк должен будет сам. Потребители смогут в течение трех лет после подписания договора попытаться в суде доказать неправомерность тех или иных его условий.

Даже если эти поправки будут приняты, мало что изменится — эти нормы присутствуют в действующем законодательстве. Разве что Роспотребнадзор продолжает бороться с коллекторами. На своем сайте ведомство Геннадия Онищенко обещает в 2012 году провести серию проверок "юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, позиционирующих себя в качестве "коллекторских агентств" в открытом доступе в интернете". Пока единственной победой Роспотребнадзора на этом фронте является отказ в удовлетворении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации, который в адрес организации в марте 2011-го подал Центр развития коллекторства.

Глава АРБ Гарегин Тосунян не относит инициативы Роспотребнадзора к числу представляющих угрозу для банковского сообщества. По его мнению, удар по банкам наносит необходимость судиться с заемщиком там, где ему это удобно, запрет комиссий и пересмотр уже заключенных сделок. "Готовящийся закон о банкротстве физлиц тоже вызывает опасения,— продолжает он.— Это нужно делать. Главное, чтобы не разрешили банкротиться каждые пять лет. Большие опасения вызывает вопрос персональных данных. Препоны тут на каждом шагу. Хотят запретить передавать данные коллекторам. Так и до бюро кредитных историй доберутся. У нас страна популизма. Мы постоянно с этим боремся, но ожидать можно всего".

На изменения в законодательстве банки каждый раз грозятся ответить повышением процентов по кредитам. "На размер ставок влияет совокупность факторов,— комментирует Гарегин Тосунян.— Ставки остаются в двузначной зоне в том числе из-за неумных, недальновидных решений. Если бы риски, которые несут кредитные организации, искусственно не усугублялись, мы давно добились бы снижения ставок и вообще роста экономики — при таком золотом дожде, который на нашу страну льется".

Интерес банкиров понятен, но по большому счету макроэкономические факторы, например хронически высокая инфляция, влияют на стоимость заемных денег куда сильнее, чем любые пункты в договорах с гражданами.

Коммерсант, 14.11.2011
 Олег Хохлов

Цифровая ипотека
Мы в соцсетях
Ссылки
 Наверх