На главную Обратная связь Карта сайта
Аналитический Центр по ипотечному кредитованию
и секьюритизации

Павел Медведев: Беда валютных ипотечников состоит в том, что их очень мало

Пойдут ли банки и государство навстречу валютным заемщикам, пострадавшим от девальвации рубля? Почему ипотечники не соглашаются на предлагаемое рефинансирование? Чем чреваты протесты должников и могут ли они приобрести массовый характер? На эти и другие вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Анатолия Кузичева ответил финансовый омбудсмен Павел Медведев в рамках программы «Действующие лица».

«Банки не могут существенно помочь заемщикам»

Павел Медведев о желаниях заемщиков: «Боюсь, что ипотечные заемщики "ищут под фонарем", как принято в России — они пытаются добиться поблажек от банков. Если быть аккуратным, некоторые банки на некоторые уступки пошли. Правда, по оценке валютных заемщиков, эти уступки недостаточны для того, чтобы спасти положение с кредитами. Конечно, банки не могут существенно помочь заемщикам. Потому что очевидно, откуда берутся те деньги, которые были даны в кредит: они были получены от каких-то других граждан, может быть, юридических лиц в виде депозитов. Если существенным образом уменьшить нагрузку на заемщика, то придется кредитору отдать значительно меньше денег, чем он может рассчитывать, имея в виду современный курс валюты. На это ни банки, ни кредиторы пойти не могут, поэтому искать надо в другом месте, надо как-то пытаться договориться с государством».

Президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян о диалоге банков и клиентов: «В первую очередь, надо им не от банков добиваться — с ними надо вести диалог. Каждый, кто взял кредит в валюте, должен придти в банк, проговорить возможные условия реструктуризации с банком, объяснить, что его в этот момент постигло, почему он не в состоянии выполнять свои обязательства. Не только в связи с курсом, а какие есть иные обстоятельства, чтобы банк мог бы в зависимости от конкретных обстоятельств и того, насколько себя данный заемщик раньше вел добросовестно, постараться помочь. Но приходить с ультимативными требованиями установить такой или иной курс — это бесперспективно. Потому что банк не может пойти на такие условия, тем более, если это в ультимативной и неприемлемой форме делается, если делается по ставкам, которые банку самому непосильны. Таких заемщиков у банка тысячи — если он выполнит их условия, а у него есть и свои кредиторы, как он будет перед валютными кредиторами отвечать? Он на какое-то время может лишиться лицензии таким образом».

«Никто не может к вам прийти и насильно впихнуть пылесос, какой-то контейнер кухонный — понимаете, мы же умные люди, в конце концов. Очень хорошо, а теперь вы пойдите и впихните — если такими терминами пользоваться, — обратно рублевый кредит. Это точно — банки вас не приковывали наручниками, они вам не выкручивали руки. Если они вас убеждали, а вы убедились, то это означает, что вы проявили элементарную недальновидность. Объективно признайте, что мы уже несколько лет объясняем — причем банки объясняют, Ассоциация российских банков объясняет, Центральный банк объясняет, — если вы заимствуете, то заимствуйте в валюте, в которой у вас доходы. Если у вас нет валютных доходов, почему вы кредитуетесь в валюте? Исходя из чего вы берете на себя валютные риски? Вы взрослые умные люди, договор подписываете, мало ли кто вам что впихивает. Вы же не покупаете любой товар, который вам в магазине предлагают — вы же думаете».

Павел Медведев о вмешательстве власти в ситуацию: «Я не особенно верю, что государство поможет. Не потому, что оно злое, а потому, что оно попало в очень тяжелое положение. Ему не хватает денег на многие нужды. Не только валютные заемщики, но и рублевые заемщики все в большей мере попадают в трудное положение. Если говорить об ипотеке, то валютных заемщиков приблизительно 25 тыс. на всю страну, а всего ипотек действующих — 3,5 млн. То есть это небольшой процент. И задолженность, несмотря на то, что она выросла из-за переоценки доллара, общая рублевая задолженность — 3,8 трлн руб., а задолженность валютная — 122 млрд руб. Тем не менее, я бы призвал государство к тому, чтобы оно определенно высказалось по этому поводу. Кое-какие меры поддержки ипотечников разработаны и приняты — сделано это было в два приема. Это создает надежду у заемщиков, что будет третий прием. Я бы в большей мере помог заемщикам, ипотечным и не ипотечным — многие попали в трудное положение, — но предварительно вступил бы с ними в переговоры и окончательную мысль высказал, окончательное решение донес, иначе получается, что мы из них нервы тянем».

«Государство не воспринимает проблему валютных ипотечников как социальную»

Павел Медведев о проблеме валютных ипотечников: «Я склонен к переговорам и с банками, и с государством тоже, мне кажется, что возникает некоторая социальная проблема, может быть, беда валютных ипотечников состоит в том, что их очень мало, и поэтому государство их проблему не воспринимает как социальную. Тем не менее, каждая семья ценна, и, как правило, те люди, которые купили квартиры, сделали это потому, что у них либо только что народились дети, либо они собираются вот-вот их народить, что, конечно, для общества, для государства, для страны чрезвычайно важно. Важно, чтобы дети родились, и важно, чтобы они воспитывались в нормальных условиях. Я бы вступил в переговоры и призываю к этому и заемщиков и правительство. Правительство сделало два шага, но, еще раз повторяю, нужна какая-то завершенность, нужно более или менее четкое понимание того, к чему те решения, которые уже приняты, приводят, спасают они положение или нет, готовы мы терпеть то, что довольно много сограждан потеряют квартиры или мы этого терпеть не можем, — мне хочется, чтобы была определенность».

Депутат от КПРФ Валерий Рашкин о компенсациях ипотечникам: «Мы буквально сегодня отправили еще два документа на имя Набиуллиной из Центробанка и председателя правительства Медведева, касающиеся вопроса компенсации валютным ипотечникам по ставке на момент заключения договора. Причем мы сослались на распоряжение правительства Российской Федерации, где оно рекомендовало такой расчет, но только по льготникам, многодетным, если есть инвалиды. А есть расчет Центробанка Набиуллиной рекомендательного характера, мы считаем это должно быть законодательно и утвердительно в обязательном порядке. Поэтому такие два документа ушли сегодня, мы будем настаивать на решении данного вопроса, нет других вариантов».

«Вопрос не в справедливости, а в терпимости положения»

Павел Медведев о справедливости: «Чего ради валютным надо помогать? А мне? Например, я рублевый должник, почему мне не помогают? Вы знаете, такая несправедливость более или менее нормальна для общества. Если человек сильно заболел, то на него много денег тратят для того, чтобы его вылечить, а вот я к вам прискакал на одной ноге, сломал ногу — это не очень серьезная болезнь. Тем не менее, мне бесплатно в рамках страховой медицины оказали небольшую помощь, и тоже денег за это с меня не взяли. Вопрос не в справедливости, а в терпимости положения. Я призываю к тому, чтобы обсудить ситуацию, чтобы никого в угол не загонять по возможности».

О подходе западных стран к ипотечным должникам: «Соединенные Штаты, к счастью для американцев, в достаточно продвинутой мере "социальное" государство. Там совсем на улицу человека не выкинут: ему дадут социальное жилье. Надо сказать, что по закону и у нас это положено, только вот я ни одного случая предоставления жилья из маневренного фонда — так называется по закону это жилье, — не знаю. Если человек в США просрочил в силу разных обстоятельств выплаты, его выселяют из той квартиры, которую он не оплатил, но его не оставляют на улице. В Европе в разных странах — по-разному. Но в более богатых странах, таких как Германия, тоже на улицу никого не выгоняют».

Коммерсант, 30.01.2016
 Редакционная статья

Цифровая ипотека
Мы в соцсетях
Ссылки
 Наверх