На главную Обратная связь Карта сайта
Аналитический Центр по ипотечному кредитованию
и секьюритизации

Опережая неизбежное


Лопатин Владимир

председатель совета директоров «ВСК ипотека»

В последнее время на рынке вновь активно заговорили о законодательном регулировании деятельности финансовых брокеров.

Общественное мнение, и как с ним бороться

В нашей стране традиционно не любят посредников. Презрительное «спекулянт» – пожалуй, самый мягкий из ярлыков, применяемых к людям или организациям, которые располагаются между производителем и потребителем. Корни этого презрения следует искать, по-видимому, в нашем советском прошлом. Но и четверть века рыночных преобразований мало что изменили в этом отношении. Главное, что вменяется в вину российскому посреднику, – существенное удорожание продукта или услуги на пути к потребителю. Признаться, какое-то время и я относился к числу сторонников этого обвинения, тем более, что доказательства его справедливости постсоветская Россия демонстрировала в избытке. Однако уже первая заграничная бизнес-поездка, в начале 90-х, заставила меня радикально пересмотреть свою точку зрения на эту проблему.

Дело было в Словакии, отнюдь не самой рыночной стране тогдашней Европы. Мне требовалось заказать для своих российских клиентов пару бухт электрокабеля. Обратился я к снабженческой организации, предлагавшей довольно широкий ассортимент продукции такого рода. Сразу же нашел, что нужно, но с покупкой не спешил. Хозяин фирмы, лично меня обслуживавший, понятливо улыбнулся и без комментариев выложил прейскурант завода-производителя этих кабелей. Сполна насладившись моей реакцией, он буквально за минуту преподал мне первые рыночные уроки. «Извините, – разъяснял он мне, – но Вы со своим штучным заказом будете на этом заводе рассматриваться как розничный клиент, с которым больше возни, чем навара. А я для них – многолетний партнер, ежемесячно выкупающий оптовые партии. За это полагается скидка, которая с лихвой покрывает мою посредническую наценку. Вот и получается: у меня дешевле…».

С тех пор прошло 20 лет. Российский рынок за это время тоже повзрослел. В том числе – близкий мне рынок финансовых услуг и продуктов. Где сегодня дешевле оформить КАСКО на автомобиль: напрямую в страховой компании или у страхового брокера? А у кого ниже ставки по ипотечным кредитам: у банка или у кредитного брокера? Бывает, конечно, по-разному. Но если речь идет о СОЛИДНОМ брокере, со сколько-нибудь приличным оборотом и клиентской базой, то наверняка дешевле будет у него.

Нужны ли еще какие-либо доказательства полезности посредников на рынке финансовых услуг в нашей стране? Оказывается, нужны.

У нас, как всегда, сложнее

Не так давно мне с коллегами по бизнесу довелось стать участником дискуссии с одним высокопоставленным руководителем банка, из числа лидеров российской ипотеки. Речь шла об ипотечных брокерах, роль которых в России чаще всего выполняют агентства недвижимости. «Вопрос далеко не очевиден, – рассуждал наш собеседник. – В США, в Англии действительно два из трех ипотечных кредитов продаются с помощью посредников, брокеров. А вот в Германии, например, банки обходятся в основном без этого. Вот и мы для себя пока не решили, какой путь более приемлем для России».

Спору нет, далеко не все страны при продаже ипотеки активно используют посредников. Это видно из приводимой ниже таблицы прямых и брокерских продаж ипотеки в Европе. Как видим, доля посреднических продаж ипотеки в Германии не достигает и 30%. Но насколько правомерно сравнивать нас с продвинутыми немцами? Ипотеке в Германии добрая сотня лет. Поэтому молодая супружеская пара, приходя в агентство недвижимости с целью покупки жилья, при оценке своих финансовых возможностей наверняка рассчитывает на кредит, как когда-то рассчитывали на него их дедушки с бабушками и мамы с папами. В нашем понимании кредит как таковой этой супружеской паре уже продан. Остается только подобрать оптимальный для них вариант. В России же, с ее крайне невысокой финансовой грамотностью населения, этому подбору в абсолютном большинстве случаев должна предшествовать собственно продажа. То есть убеждение клиента в необходимости и целесообразности для него покупки данного продукта в принципе.

Наиболее эффективными в решении этой задачи, как показывает практика, являются как раз не сами финансовые институты, а сотрудничающие с ними посредники – как более активные, мобильные и близкие к потребителю субъекты рынка. Даже с учетом скидок (преференций), предоставляемых клиентам через таких посредников, а также с учетом выплачиваемых им самим вознаграждений, данный канал продаж все равно является наиболее экономичным для финансовых институтов. Причем экономичным не только в ипотеке, а практически в любом сегменте финансового рынка, особенно если речь идет о розничных продуктах.

Прочь сомнения!

Итак, клиентам сотрудничество с брокерами выгодно. Финансовым институтам – тоже. А дело не идет. Объективная потребность в «финансовых посредниках второго уровня» (посредники первого уровня – это сами банки и другие финансовые институты) у нас намного выше, чем их реальная доля в продажах. Спрашивается, почему?

Причин такого отставания немало, в том числе и на уровне обывательских предубеждений. Но все чаще в качестве главной причины называется правовой вакуум вокруг деятельности финансовых посредников различного рода. Исключением являются разве что посредники на рынке ценных бумаг и на рынке страхования, деятельность которых регламентируется соответствующими законами (хотя тоже не без проблем). Остальные брокеры вообще действуют вне закона – каждый в меру своего профессионализма, ответственности, порядочности.

Возглавляя самое многочисленное в России сообщество ипотечных брокеров, я долгое время был активным противником принятия закона об их деятельности. Во-первых, потому, что законом, как мне кажется, правильно закреплять уже более-менее устоявшиеся положительные практики работы, а их у нас пока негусто. Во-вторых, слишком много у нас в России примеров, когда принятый в благих целях закон работает вовсе не во благо, а во вред и предмету регулирования, и рынку.

Но сейчас, когда на российском финансовом рынке вот-вот появится мегарегулятор, рассчитывать на то, что он оставит без своего внимания и опеки хоть один сколько-нибудь значимый сегмент этого рынка, не приходится. Наверное, посредники второго уровня не попадут в зону первоочередного внимания нового регулятора. Но во вторую-третью очередь попадут обязательно. Так ведь и законы пишутся не быстро…

Понимая это, участникам рынка, как мне кажется, лучше не сопротивляться потоку, а самим в меру сил и возможностей включаться в законотворческий процесс, входя в рабочие группы, предлагая там свои варианты. Вот и я, будучи приглашенным в такую рабочую группу Национальной ассоциации кредитных брокеров и финансовых консультантов, изложил в виде концепции свое видение закона о посреднической деятельности на финансовом рынке. Закона, который, как минимум, не навредит нарождающемуся профессиональному сообществу, а как максимум – ускорит его развитие в правильном направлении.

Название закона и предмет регулирования

Согласно экономическому словарю, «брокер (англ. broker) — лицо, биржевой работник, участник рынка, агент рыночных отношений, выступающий в роли посредника между продавцами и покупателями товаров, ценных бумаг, валюты. Брокеры способствуют заключению торговых сделок, «соединяя» между собой покупателей и продавцов. Брокеры действуют по поручению своих клиентов и за их счет, получая плату или вознаграждение в виде комиссионных при заключении сделки. В роли брокера могут выступать отдельные лица, фирмы, организации».

Данное определение полностью соответствует предмету регулирования Закона, предлагаемого к разработке. Отсюда и возможное название законопроекта: федеральный закон «О брокерской (посреднической) деятельности на рынке финансовых услуг».

Речь идет о брокерах, выступающих посредниками между продавцами и покупателями финансовых услуг в Российской Федерации. Деятельность данных субъектов рынка следует отличать от агентов и представительств финансовых организаций, за которых полностью отвечают, согласно действующему законодательству, их принципалы. В отдельном регулировании деятельность этих субъектов, по-видимому, не нуждается.

Ни в Гражданском Кодексе, ни в каких-либо специальных законах до сих пор никак не отражалась деятельность:

  •  кредитных (в том чмсле ипотечных) брокеров;
  •  инвестиционных брокеров (консультантов);
  •  пенсионных брокеров;
  •  брокеров по продаже лизинговых и факторинговых услуг;
  •  независимых финансовых консультантов (советников) широкого профиля.

Их деятельность и предлагается взять в качестве предмета регулирования в будущем Законе, не рассматривая при этом данный список как закрытый.

Субъекты регулирования и требования к ним

В качестве субъектов рынка, подпадающих под действие Закона, предлагаются юридические лица Российской Федерации и официально зарегистрированные индивидуальные предприниматели, которые:

  •  никак не аффилированы с финансовыми институтами, чьи продукты они продают;
  •  могут подтвердить соответствующую квалификацию руководителя и ключевых сотрудников (диплом об основном или сертификат о дополнительном образовании в соответствующей сфере);
  •  зарегистрированы в государственном реестре финансовых брокеров.

Называть их всех вместе в рамках закона предлагается «финансовыми брокерами». А отличительных признаков для их идентификации видится всего два:

  •  применение договоров с клиентами (физическими или юридическими лицами) о возмездном оказании брокерских услуг в финансовой области;
  •  размещение любого вида профильной рекламы от собственного имени, а не от имени финансового учреждения.

При этом достаточно наличия хотя бы одного из указанных признаков.

Что же касается требований к самой брокерской деятельности, то в качестве ключевых моментов здесь видится следующее:

  •  Деятельность финансового брокера осуществляется исключительно в интересах клиента (хотя доказать обратное порой бывает нелегко).
  •  Предлагая клиенту конкретный финансовый продукт, брокер обязан обеспечить полное раскрытие информации об этом продукте, под роспись клиента.
  •  Брокер не должен подписывать от имени финансовой организации договоры с клиентами, принимать адресованные ей денежные средства, выполнять иные функции, присущие агентам и представителям.

Последнее требование, впрочем, вовсе не исключает наличия договорных отношений брокеров с финансовыми организациями, в том числе отношений возмездных. Ликвидировать практику получения брокерами вознаграждения «с двух рук» все равно не получится. Поэтому во исполнение принципа «требуй только то, что можешь проконтролировать», достаточно потребовать от брокера, чтобы он сообщал клиенту о получаемом вознаграждении от банка или другой финансовой организации в составе раскрываемой информации о продукте. Есть немало стран, в которых это успешно практикуется.

Требовать же от финансового брокера, чтобы он только брокериджем и занимался (исключительный вид деятельности), полагаю излишним. Тот же ипотечный брокеридж, как показывает опыт, отлично приживается в агентствах недвижимости, разумеется, при правильном подходе к делу. А автосалоны прекрасно консультируют клиентов по автокредитам.

Регулирование деятельности финансового брокера

Известны страны, в которых деятельность даже таких, казалось бы, сравнительно безобидных субъектов финансового рынка, как кредитные брокеры, лицензируется государством. Например, США. И что в результате? Недавний кризис сабпрайм-ипотеки в этой стране показал, что и лицензия ничего не гарантирует.

В дополнение к этому соображению учтем, что в России взят курс на уменьшение количества лицензируемых видов деятельности и на ослабление прямого государственного регулирования в пользу институтов саморегулирования участниками рынка. И хотя по-настоящему удачных примеров этого у нас пока не видно, в финансовом брокеридже можно попробовать, коль скоро до этого там вообще регулирования не было. Устанавливая брокерам данную форму регулирования, в Законе необходимо прописать:

  • обязательное членство финансового брокера в соответствующей саморегулируемой организации (СРО), с применением к нарушителям тех же санкций, которые применяются у нас к тем, кто осуществляет лицензируемую деятельность без лицензии;
  • жесткие нормы в отношении численности самих брокерских СРО – чтобы перекрыть возможность создания «карманных» СРО недобросовестными участниками рынка.

Говоря о регулировании, нельзя не сказать и об ответственности финансового брокера. Здесь будет нелегко. Слишком разные сферы деятельности предстоит объединить «под одной крышей». И если с ответственностью, скажем, инвестиционного брокера более-менее понятно (плохо разместил деньги клиента – возмести ему убытки, хотя бы частично), то как определить и, главное, доказать ущерб, причиненный тем же кредитным брокером, науке, не известно. Подлог документов? Так это уже уголовщина. Предложил кредит дороже, чем в других банках? Зато здесь быстрее и удобнее…

Скорее всего, в законе придется ограничиться перечислением источников возмещения ущерба, доказанного в суде. В качестве таковых можно рассматривать в порядке приоритета:

  •  страховые выплаты по полису обязательного страхования профессиональной ответственности брокера;
  •  собственное имущество брокера;
  •  компенсационный фонд СРО.

Только не спрашивайте меня, как я сам оцениваю перспективы принятия очерченного здесь законопроекта. Пути Господни, как известно, неисповедимы. Но вдруг и мои наработки пригодятся? Буду искренне рад.

bankir.ru, 07.12.2012
 

Мы в соцсетях
Ссылки
hdmi кабель ноутбука
 Наверх