На главную Обратная связь Карта сайта
Аналитический Центр по ипотечному кредитованию
и секьюритизации

Верховный суд простил долги по валютной ипотеке

Супруги взяли в 2008 году валютную ипотеку и не смогли расплатиться. Квартира отошла банку, но уже после ее передачи с заёмщиков захотели дополнительно взыскать еще и деньги - задолженность по кредитному договору. Можно ли было в таком случае возобновлять исполнительное производство или долг нужно считать погашенным - ответил Верховный суд.

Инна и Юрий Петровы* собирались купить квартиру в ипотеку. В 2008 году они взяли кредит в "ОТП-банке" ($111 000 под 11% годовых на 144 месяца), а обеспечением стала квартира - "однушка" на последнем этаже 22-этажного дома площадью чуть более 40 кв м. (в договоре ее стоимость оценили в 4,5 млн руб).

Выплатить кредит супруги не смогли, и в итоге оказались должны банку около $112 000. По решению Одинцовского городского суда заложенная квартира отошла кредитной организации — ее должны были продать с аукциона с начальной стоимостью как в кредитном договоре. При этом суд уменьшил неустойку за просрочку выплат с $4350 до $1000 и обязал ответчиков оплатить госпошлину (почти 30 000 руб.). Начали исполнительное производство, которое завершилось в конце сентября 2014 года "в связи с фактическим исполнением судебного акта" - передачей квартиры кредитору.

Однако на этом проблемы Петровых не закончились. Восемь месяцев спустя исполнительные производства возобновили: с Петровых, которые уже и так расстались с квартирой в счет погашения долга, хотели довзыскать еще и задолженность по кредитному договору (до конца она так и не была погашена). Петровы обжаловали постановления приставов в суд, но Одинцовский городской суд им отказал. Апелляция - Мособлсуд - такое решение поддержала.

В судах решили так: факт передачи квартиры в счет погашения долга не означает, что не нужно взыскивать оставшуюся задолженность по кредитному договору. Ведь в исполнительном документе (наряду с требованием об обращении взыскания на заложенную квартиру) прописано и то, что необходимо взыскать деньги в счёт задолженности по кредиту.

Заявители пытались сослаться на п. 5 ст. 61 Закона об ипотеке. В нем сказано, что когда взыскание обращено на ипотечную квартиру, обязательства заёмщика прекращаются с того момента, как кредитор получил страховку по договору страхования ответственности заёмщика. Эти положения вступили в силу позже, чем был заключен кредитный договор, и обратной силы не имеют, отклонили ссылку Петровых суды. И взыскание вообще проводилось не в рамках Закона об ипотеке, а по Закону об исполнительном производстве. Более того, сделали оговорку в апелляции, стороны договора не прописали возможность прекратить обязательства перед банком, если за ним останется заложенная квартира.


Ошибка вышла
 
Верховный суд РФ, где в итоге оказалось дело, пришел к другим выводам. Коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Игоря Зинченко сослалась как раз на п. 5 ст. 61 Закона об ипотеке. Банк оставил квартиру за собой, когда п. 5 ст. 61 уже действовал, говорится в определении ВС, а значит, норму можно применять и в этом случае. Соответственно, исполнительное производство прекратили законно и не должны былы возобновлять. Кроме того, сами постановления пристава не отвечают требованиям закона, обратили внимание судьи: решение возобновить производство следовало обосновать, но этого не сделали.

В итоге ВС отменил решения нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в апелляцию: "При новом рассмотрении суду апелляционной инстанции следует учесть, что по смыслу п. 5 ст. 61 ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" в случае обращения взыскания на предмет ипотеки по решению суда задолженность считается погашенной, а обеспеченное ипотекой обязательство прекращается передачей жилого помещения в собственность залогодержателя, что, в свою очередь, может исключить необходимость дальнейшего исполнения решения суда, в том числе и в части, касающейся взыскания задолженности по кредитному договору"  

Нижестоящие суды подошли к вопросу слишком формально, считает Михаил Будашевский, юрист "Хренов и партнеры": "За формальными тонкостями в данном случае скрыто грубое нарушение общих принципов гражданского права: получается, что должника можно обязать исполнить одно и то же обязательство дважды – путём передачи квартиры и путём выплаты денежных средств".

Более того, правовыми последствиями применения п. 5 ст. 61 является то, что кредитор автоматически лишается права взыскать неустойку, проценты и применить другие штрафные санкции по договору с момента получения квартиры в рамках исполнительного производства, обращает внимание Зиннур Зиннятуллин, адвокат, АБ "Князев и партнёры": "То есть, должникам не придется идти в суд с иском о признании договора прекратившим свое действие."

На сайте Мособлсуда информации о новом рассмотрении дела пока нет.

* – имена и фамилии участников процесса изменены редакцией.

Право.ру
12.01.2017

Мы в соцсетях
Ссылки
установка полотенцесушителя цена минимальна
 Наверх