На главную Обратная связь Карта сайта
Аналитический Центр по ипотечному кредитованию
и секьюритизации

Михаил Задорнов: Ипотечные портфели банков в 2015 году сократятся на 3-4%


Задорнов Михаил

председатель правления банка ВТБ24

Запущенные госпрограммы льготного ипотечного и автокредитования позволят одному из крупнейших российских розничных банков ВТБ 24 избежать падения бизнеса в текущем году, однако это не избавит его от существенного сокращения прибыли, сообщил президент — председатель правления банка ВТБ 24 Михаил Задорнов в интервью корреспонденту РИА Новости Ирине Доржиевой.

Вместе с тем банк намерен воспользоваться кризисной ситуацией и увеличить объемы бизнеса как за счет M&A, так и за счет органического расширения собственной сети. Банкир рассказал о том, что после объединения Банка Москвы с ВТБ последний вновь станет универсальной кредитной организацией с розничным направлением, при этом часть бизнеса столичного банка достанется ВТБ 24.

- В этом году вы прогнозировали, что розничный кредитный портфель российских банков снизится на 10-12%. Не пересматривали ли вы годовые прогнозы в связи со стабилизацией ситуации в экономике, укреплением рубля?

Нет, потому что мы ожидали этого укрепления. Наш среднегодовой прогноз на текущий год — как раз 55-56 рублей за доллар. Но спрос на кредиты связан не только с обменным курсом рубля, а с общеэкономической ситуацией, в которой все-таки наблюдается спад.

Снижается объем инвестиций в экономику. За два месяца мы зафиксировали снижение инвестиций на 6,5%. Люди гораздо осторожнее берут кредиты, боясь в текущей ситуации брать на себя долгосрочные обязательства.

К сожалению, спрос на кредиты в этом году будет существенно ниже, чем в прошлом. По некоторым направлениям — в разы.

Мы изначально исходим из сокращения кредитного портфеля как по банковской системе в целом, так и по ВТБ 24. У нас нет оснований пересматривать эти планы.

В целом по рынку ждем сокращения кредитных портфелей (без учета государственных программ льготного кредитования) на 10%. По портфелю кредитных карт если и будет падение, то самое минимальное, при этом даже возможен и рост.

Ипотечные портфели сократятся на 3-4%, хотя льготная программа по новому жилью может удержать рынок от этого. И все же падение, пусть и небольшое, будет против роста по 30% три года подряд. При этом число выданных ипотечных кредитов упадет куда более значительно.

Несмотря на программу льготного автокредитования, портфели будут сокращаться и в этом сегменте. Субсидии поддержат спрос, но не в той мере, чтобы переломить негативную тенденцию.

Мы, как и другие игроки, будем часть своего внимания переключать на кредитование покупок подержанных автомобилей. И население и автодилеры в премиальном сегменте будут работать над тем, чтобы брать машины через трейд-ин. Конечно, покупки старых "Лад" в интернете мы кредитовать не будем. А вот кредиты на подержанные иномарки через автосалоны станут новой нишей на рынке. В прошлом году было выдано 330 тысяч таких займов, и их число будет расти.

В сегменте кредитов наличными также ожидается сокращение портфелей. Первый квартал показал, что выдачи новых кредитов в нашем банке сократились примерно на 70%, ипотеки — вдвое по сравнению с прошлым годом. При этом по ипотеке работали заявки ноября-декабря, а март был отмечен самыми низкими выдачами по объему и количеству.

- Готов ли банк к отмене послаблений и вступлению к 1 июля норматива достаточности капитала по "Базелю III" от ЦБ?

Да, готов. Послаблениями мы пользуемся. Норматив N1 на 1 марта составлял 12%, без льгот это было бы 11,2%. Так что мы все равно достаточно устойчиво себя чувствуем с учетом отмены 1 июля любых льгот по расчету банковских нормативов.

Я считаю, надо вернуться к нормальному расчету, тем более что рубль укрепился и влияние валютной переоценки снизилось.

Но с точки зрения подхода, поскольку не все банки находятся в таком хорошем положении, думаю, лучше постепенно, помесячно отменять эти правила. Сначала учитывать промежуточный валютный курс между 1 октября и текущим, так чтобы рынок приспособился. При этом раньше 1 июля отменять послабления не стоит.

- Сможет ли ВТБ 24 по итогам года остаться прибыльным?

Да, мы ожидаем прибыль, хотя в первом квартале будет убыток. Мы рассчитываем на дальнейшее снижение ставок. Кроме того, через ряд инструментов и более активные выдачи кредитов ВТБ 24 сможет во втором полугодии и по итогам года обеспечить прибыль. Но она будет существенно меньше, чем в 2014 году.

- Каковы итоги первого квартала?

По кредитному портфелю в целом будет снижение примерно на 2,5-3%. Наш портфель по году сократится на 3-4%.

Спрос до введения льготной ипотеки сокращался от месяца к месяцу. Спад в феврале и марте — на уровне 40-50% от соответствующего уровня прошлого года. За две недели работы льготной программы мы сразу получили порядка 7,5 тысяч заявок на 15 миллиардов рублей.

Это большой спрос. Так, в январе-феврале мы выдавали примерно по 12 миллиардов рублей, в марте — 10 миллиардов. Так что 15 миллиардов рублей — это фактически размер полуторамесячных продаж.

- Минфин высказался о том, что готов увеличить финансирование ипотечной программы в случае необходимости. 

Реально в первом квартале по льготной программе ипотеку выдавали только Сбербанк и ВТБ 24. Остальные банки — это 14% рынка.

Подать заявки на участие в программе и реально обеспечить выдачи в масштабах страны — это разные вещи. Хорошо, что Минфин готов выделять больше денег, но сначала надо выдать эти 400 миллиардов рублей.

- Намерен ли банк воспользоваться кризисной ситуацией и расширить свой бизнес, планируются ли сделки M&A?

Безусловно, мы намерены расширить свой бизнес. Сделки M&A мы не планируем, поскольку это невозможно. Будем руководствоваться рыночной конъюнктурой. Если увидим подходящих партнеров для таких сделок, обязательно их проведем. ВТБ 24 всегда изучает рынок с этой точки зрения.

Мы также развиваемся органически. За последние полгода, начиная с четвертого квартала 2014 года, мы закрыли 55 наименее эффективных офисов. При этом в 2015 году построим 60 новых точек продаж — больше, лучше, светлее.

Портфель сокращается, а количество клиентов растет. За первый квартал банк привлек около 100 тысяч новых клиентов. Наша клиентская база растет не только среди физических лиц, но и среди юридических.

Мы участвовали в выплате компенсаций вкладчикам Cудостроительного банка, за счет чего получили дополнительную клиентскую базу.

Это достаточно крупный банк, и половина обслуженных нами клиентов оставили депозиты в ВТБ 24.

Будем пользоваться всеми возможностями для увеличения своей клиентской базы — органический рост, банкротства банков. Мы настроены на увеличение нашей рыночной доли.

Наши стратегические планы, рассчитанные до конца 2016 года, предполагают рост рыночной доли розничной группы ВТБ — ВТБ 24, Банка Москвы, Лето Банка — до 18-18,5% рынка кредитования, 12% — рынка депозитов. Сейчас мы имеем 15% с лишним в кредитовании, 10% — по депозитам.

Нам ничего не мешает добиться целей быстрее, но мы не хотим расти агрессивно. Ведь нам нужно этих клиентов хорошо обслуживать.

- Много ли сейчас предложений от собственников банков — купить, присоединиться?

Масса. Предложения самые разные. Но нам интересно то, что дополняет наш бизнес.

- Растет ли у вас доля просрочки?

Она не может не расти. Любое увеличение номинальной просрочки увеличивает ее относительно значения портфеля, если он не растет.

Мы не продаем старые долги, считая это для себя на данный момент невыгодным. ВТБ 24 самостоятельно осуществляет сбор, но в первом квартале рост просрочки соответствует нашим ожиданиям. Он увеличится примерно на 1% к доле портфеля, потому что портфель сократился.

По итогам года мы ожидаем, что наш так называемый cost of risk — то есть стоимость риска портфеля — сократится по сравнению с прошлым годом.

- Какова ситуация со вкладами сейчас? 

Хорошая ситуация. Мы за три месяца получили более 80 миллиардов рублей, в основном за счет роста срочных депозитов. Рост около 5% с 1,6 триллиона. Доля рублевых депозитов на фоне укрепления национальной валюты растет, соотношение рублей и валюты в новом привлечении — 50/50.

- Как чувствует себя бизнес Лето Банка?

В первом квартале текущего года бизнес чувствует себя существенно лучше, чем в прошлом году. В 2014 году был убыток, в первом квартале также убыток, но существенно меньше, чем в прошлом.

Увеличивается клиентская база. Выстраиваются процедуры риск-менеджмента и коллекторские. Мы ограничили рост портфеля и работаем по дополнительным продуктам с лучшими заемщиками.

- Что будет с розничным бизнесом Банка Москвы после его объединения с банком ВТБ? Перейдет ли он на ваш баланс?

Это будет более сложная схема. В основном розничный бизнес перейдет на баланс банка ВТБ. В части регионов, может быть, он окажется на нашем балансе. Мы сейчас как раз отрабатываем ключевые развилки этой схемы. Когда придем к окончательной картине, тогда эта ситуация будет ясна.

- То есть банк ВТБ, сосредоточенный на корпоративных клиентах, может стать частично розничным банком?

Да, может стать и содержать в том числе часть розничного бизнеса на балансе в некоторых регионах.
Банк Москвы, кроме столицы, присутствует сегодня всего в 28 регионах. Огромный московский бизнес, составляющий более половины бизнеса банка (около 140 офисов), скорее всего, будет присоединен к ВТБ.

- Ощущает ли ВТБ 24, один из крупнейших банков, проблемы после перевода на процессинг НСПК?

Вопреки ожиданиям журналистов, мы как крупный банк абсолютно никаких проблем с этим не испытывали. Мы удивляемся тому, как быстро НСПК смогла перевести транзакции, по крайней мере MasterСard, на свой процессинг. При этом мы понимаем, что это очень сложная задача. Переход был очень гладким и прошел незаметно для наших клиентов.

- Рубль с начала года отыгрывает свои позиции по отношению к доллару. Не кажется ли, что он укрепился чрезмерно? Не создает ли сейчас cильный рубль проблем для экономики? 

Мне кажется, что падение было чрезмерно сильным. Сейчас все возвращается к более рациональным значениям.

И мне не кажется, что он достаточно сильный. Где же он сильный, если при курсе выше 50 рублей за доллар он на 50% слабее, чем был в середине 2014 года. Это большая девальвация. Просто я считаю, что девальвация ноября-декабря была паническая и чрезмерная.

- Ожидаете снижения процентной ставки Банком России 30 апреля? 

Да, я думаю, что ЦБ снизит ставку, но до каких значений — говорить рано. Посмотрим, как ситуация будет развиваться накануне этого решения.

- Есть мнение среди трейдеров, аналитиков о том, что идут активные игры на укрепление рубля. Как вы к этому относитесь? 

Это все ерунда. Мы ежедневно получаем статистику по конверсиям, держим большую долю рынка наличных и безналичных конверсий, понимаем поведение своих клиентов — и физических и юридических лиц. Нам понятна ситуация на рынке — и люди и предприятия начали продавать валюту.

Мы не говорим о крупных экспортерах. Обычные люди, малый бизнес начали продавать валюту уже с 20-х чисел января. Людям нужны рубли для расходов. Если ты имеешь валюту на счетах, ты не можешь ее держать вечно, рано или поздно ты должен их потратить. Так вот, уже с конца января продажи валюты не меньше, чем ее покупки.

Естественно, экспортеры также продают валюту. Первый квартал в России — очень большой по платежам, второй — гораздо спокойнее, и платежный баланс себя чувствует более уверенно. Плюс надо понимать, что у нас импорт в январе-феврале сократился на 40%, поэтому давление на курс заметно уменьшилось.

РИА Новости, 16.04.2015
Беседовала Ирина Доржиева

Цифровая ипотека
Мы в соцсетях
Ссылки
 Наверх