На главную Обратная связь Карта сайта
Аналитический Центр по ипотечному кредитованию
и секьюритизации

Ситуация на валютном рынке - комментарии экспертов

Аналитический Центр компании Русипотека попросил экспертов прокомментировать ситуацию на валютном рынке, действия Центрального Банка и проблему валютных ипотечных заемщиков.

Русипотека: Как вы оцениваете действия ЦБ по стабилизации валютного курса?

  • Сергей Федотов, управляющий директор управления секьюритизации ОАО “Банк ВТБ”

Как неоднократно заявлял Банк России, приоритетом его денежно-кредитной политики является управление уровнем инфляции, а не поддержание валютного курса. Сегодня, оценивая события ноября-декабря, критиковать ЦБ нетрудно, поскольку результаты его воздействия очевидны: стремительное падение курса национальной валюты и двузначные показатели инфляции, которые, впрочем, прогнозировались аналитиками ещё летом. Между тем, «защита и обеспечение устойчивости рубля» - первая из целей деятельности Банка России, указанных в Статье 3 Федерального Закона от 10.07.2002 № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

В крушении курса национальной валюты обвиняют валютных спекулянтов, ловко просчитывавших действия Банка России по удержанию стоимости корзины внутри коридора, равно как и изучивших алгоритмы сдвига его границ. Давление на курс рубля происходило на фоне роста вывоза капитала со стороны инвесторов-нерезидентов, за большей частью которых, скорее всего, стоят хорошо известные резиденты.

Тем временем, ожидания худшего витают в воздухе уже достаточно долго – с лета прошлого года. Поэтому население, физические лица, всё это время держат руку на пульсе колебаний экономической конъюнктуры. Главная задача – сохранить накопления, какими бы они ни были, не потерять всё в один миг и выжить в определённо грядущие худшие времена. Закалённые за четверть века множественными кризисами, люди выбирают традиционные средства бегства от инфляции: иностранная валюта, недвижимость, золото, автомобили. Представляется, что многие, выбравшие иностранную валюту, и составляют основную массу «валютных спекулянтов». Средств населения во вкладах более чем достаточно, чтобы обнулить государственные золотовалютные резервы. Процесс изъятия вкладов едва не привел к массовому завалу банков. «Репетицию» этого явления мы наблюдали осенью прошлого года. Надо отметить, что наличная иностранная валюта жизненно необходима только валютным заемщикам и путешественникам за рубеж, которые, собственно, и пострадали больше всех. Покупателей недвижимости за рубежом не так уж и много, а валютные операции между резидентами запрещены, за исключением указанных в Статье 9 Федерального Закона от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле». Так что основной массе населения использовать валюту, кроме как средство сохранения стоимости, негде. К тому же приобретение иностранной валюты – это кредитование экономик США и Евросоюза, применяющих санкции в отношении России.

В этих условиях совершенно естественным выглядело бы введение валютных ограничений с сохранением возможности приобрести её тем, кому она действительно нужна для расчётов. В руководстве Банка России есть люди, которые в 1990-х и начале 2000-х как раз занимались вопросами валютного регулирования и контроля и могли бы применить свой опыт. Однако, по всей видимости, действия ЦБ были продиктованы извне. В арсенале Банка России широкий набор инструментов эффективных валютных ограничений, включая введение обязательной продажи валютной выручки и реанимирование Указания Банка России от 20.10.1998 № 383-У «О порядке совершения юридическими лицами - резидентами операций покупки и обратной продажи иностранной валюты на внутреннем валютном рынке Российской Федерации» с распространением порядка на физических лиц. При этом грамотно введенные ограничения не расценивались бы как Convertibility Event или Transfer Restriction в условиях сделок зарубежного финансирования российских компаний и не создали бы обязательств по досрочному погашению внешних заимствований. Возможно, валютные ограничения не были введены из-за опасений репутационных и иных рисков для Российской Федерации, хотя в условиях иностранных санкций это уж не так и страшно. Например, китайское правительство не опасается без предупреждения отключить сервис Gmail на территории всей страны, не говоря уже о том, чего не опасаются делать за рубежом Соединенные Штаты.

Касаясь факта поднятия ключевой ставки до 17% в связи с ростом инфляционных ожиданий, нельзя не отметить, что эта мера как раз и привела и к обвалу рубля 16 декабря 2014 г., и к стремительному росту инфляции. Более того, годами складывавшееся равновесие на денежном рынке было нарушено запретительными ставками заимствований как для юридических, так и для физических лиц. Последствия этого шага для экономического развития ещё предстоит оценить, но всё же есть надежда, что в ближайшее время ставка вернется к прежним значениям.

Русипотека: Какая была реакция вашего банка на увеличение ключевой ставки ЦБ в части изменения ставок по кредитам и депозитам? Как изменилась линейка ипотечных программ банка? Каковы средние ставки по ипотечным кредитам?

  • Дмитрий Орлов, заместитель председателя Правления АКБ «ФОРА-БАНК»

Очевидно, что мы отреагировали в соответствие с изменившимися условиями – для нас подняли ставку привлечения, соответственно повысились ставки по кредитам и по депозитам. Причем второе скорее из-за того, что мог начаться переток вкладов в банки, которые предложили неадекватно высокие ставки, т.е. это была реакция на рынок.

Ипотечная линейка не изменилась с точки зрения продуктов. Мы оставили своим приоритетом вторичку, аккредитованные объекты на первичном рынке, условия по эти программам (в частности первоначальный взнос, градация по срокам, предельные суммы), критерии андеррайтинга мы изменили еще в начале сентября, сейчас изменились только ставки. Наши ставки 16-17,5%% годовых в зависимости от срока и объекта залога.

  • Андрей Осипов, старший вице-президент «ВТБ 24»

Первая реакция – оперативный пересмотр ипотечных ставок, мы сделали это 18 декабря. Ставка была повышена до 14,95% при наличии комплексного страхования и 15,95% - при его отсутствии. Одновременно мы отменили все промо предложения и корпоративные программы. При этом мы не останавливали ни ипотечную выдачу, ни прием заявок, наши ипотечные подразделения работали в стандартном режиме.

Следующий закономерный шаг на фоне растущих рисков - ужесточение подходов к оценке кредитных рисков, в том числе требований, как к первоначальному взносу, так и к заемщикам. Срок действия решения о предоставлении ипотечного кредита уже сокращен с четырех до двух месяцев.

Русипотека: Насколько снизился поток заемщиков, готовых брать ипотечные кредиты по существующим на рынке ставкам?

  • Дмитрий Орлов, заместитель председателя Правления АКБ «ФОРА-БАНК»

Новых заемщиков просто не осталось. На сделки выходят те, кто уже подобрал квартиру, т.е. готов кредитоваться даже по изменившимся условиям, либо те, кто уже имеет на руках решение. На заемщиков, которые сейчас только начинают ипотечный цикл мы смотрим особенно пристально, но не отказываем им в кредитовании, если по итогам принимаем положительное кредитное решение.

  • Андрей Осипов, старший вице-президент «ВТБ 24»

Пока рано делать какие-то выводы. В первые дни после повышения ключевой ставки мы наблюдали пиковую активность клиентов как с точки зрения подачи заявок, так и рекордные дневные объемы выдач. Клиенты понимали, что «старых» условий уже не будет и делали все, чтобы успеть получить кредит, ожидая, что дальше будет только хуже. Ставка 15% практически никого не смутила. По сути, аналогичная ситуация наблюдалась во многих секторах (авто, бытовая техника и т.д.) – другими словами все хотели запрыгнуть в уходящий поезд, понимая, что как раньше теперь будет нескоро. Безусловно, это первая эмоциональная волна и сейчас она идет на спад. В совокупности с неизбежным ужесточением требований к заемщикам такой уровень ставок в разы снизит доступность ипотеки для населения и спрос на нее.

Русипотека:  Как вы считаете, должно ли государство совместно с банками или самостоятельно помогать валютным заемщикам, долг которых из-за девальвации национальной валюты значительно вырос? Если да, как по-вашему должна осуществляться эта помощь?

  • Сергей Гордейко, независимый эксперт

Эта проблема не имеет такого размаха, чтобы ей заниматься на государственном уровне. Любое регулирование требует администрирования, которое уменьшает эффективность государственного управления. Вопрос должен решаться между кредитором и заемщиком без использования государственных средств. Банк, выдавая валютный кредит, проявляет готовность выполнять соответствующие валютные обязательства, например перед вкладчиками. С точки зрения банка сделка сбалансирована. Валютный риск возникает у заемщика, который сталкивается с резким ростом ежемесячных рублевых затрат на обслуживание кредита. У части заемщиков может остаться недостаточно средств для ежедневной жизни, и он перестанет осуществлять платежи. У банка дилемма пойти навстречу заемщику в виде реструктуризации кредита или отстаивать свои права кредитора через суд. Кроме минимизации потерь банка в расчет должна приниматься социальная функция банка – способствовать развитию бизнеса и потребления. Можно пойти в суд и потерять клиента и ухудшить имидж, а можно пересчитать по компромиссному курсу и изменить валюту обязательства с доллара на рубли. С учетом нынешних реалий компромисс в перерасчете курса в пределах 10 % увеличения от момента выдачи. Формально банк не имеет никаких обязательств идти на встречу и в этой проблеме присутствует определенный морально-этический аспект. После 2008 года можно было перестать выдавать частным лицам длинные валютные кредиты.

  • Дмитрий Орлов, заместитель председателя Правления АКБ «ФОРА-БАНК»

Несомненно, участие государства необходимо. Так как в первую очередь это социальная, а не экономическая задача. С точки зрения экономики реализовались валютные риски, которые принимали на себя заемщики, получая валютный кредит. Для банков этот риск проявился в потенциальных неплатежах. Соответственно, банки в первую очередь устраняют фактор неплатежей – путем переговоров с заемщиками, пересмотра условий кредитов, взыскания задолженности, реализации залогов. Государство же должно по возможности устранить или минимизировать факторы, оказавшие негативное влияние на финансовое положение заемщиков, определить правила игры и дать возможность банкам более свободно применять различные меры помощи проблемным клиентам. Например, путем пересмотра норм резервирования, послаблений в части оценки реструктурированных ссуд.

  • Марина Малайчик, независимый эксперт

Как правило, заемщики брали валютные кредиты, потому что процентная ставка по ним была ниже ставки в рублях. И скорее, существенно ниже, на несколько процентных пунктов, т.к. если разница в ставках менее 2%, то смысла в валютном кредите вообще нет, ведь заемщик принимает на себя дополнительный риск, валютный. Соответственно, за весь срок кредита (если, конечно, нет серьезного роста курса валюты, «легкие» колебания туда-сюда не считаются) такой заемщик должен получить реальное материальное преимущество в виде разницы в уплаченных процентах перед рублевыми заемщиками, эта разница может составлять несколько сотен тысяч рублей. Теоретически, такого «запаса» должно хватить на нивелирование роста курса валюты в течение некоторого времени.

Оправдание некоторых валютных заемщиков, что в рублях они бы не смогли взять ту сумму, на которую рассчитывали, и им навязали кредит в валюте, выглядит странно. Не хватает дохода для нужной суммы рублевого кредита, возьми созаемщика (супруга, маму, папу, родственника, все банки это разрешали), но зачем принимать на себя риски, которыми не умеешь управлять.

Должно ли государство помогать таким гражданам? Если посмотреть формально, то не должно. С какой стати? Ты взял на себя риск, значит, разбираешься в нем. И не просто взял, а надеялся на какую-то выгоду. Мы же не дети в конце концов, детям ипотеку не дают. Да и, если разобраться, то как государство или банк может помочь такому заемщику? Это же, по сути, прощение части долга. Банк за свой счет (за счет накопленной прибыли), а государство за наш счет. А почему? Почему банк должен компенсировать риски некоторых заемщика, расходуя свои собственные средства на оплату их ротозейства? Потому что он и так уже много заработал? Не хочется серьезно даже обсуждать подобные высказывания (а они есть). А государство откуда деньги возьмет? От нас с вами, налогоплательщиков, которые валютные кредиты не брали.

Но это все, если говорить формально. Реально, это же живые люди, семьи, с детьми, у которых заложено жилье. Порой единственное. И подобный рост курса валюты это все-таки форс-мажор. Нужно что-то делать. Как минимум, целесообразно осуществить реструктуризацию долга таких заемщиков, зафиксировав сумму в рублях (например, по курсу на начало ноября т.г., после чего курс начал расти уже явно форс-мажорно) со ставкой на эту же дату и предоставив им возможность определённый срок платить сумму в рублях в том размере, каком они платили, например, на начало 2014 года, увеличив срок кредита.

Русипотека: Прошу сделать прогноз на январь-февраль по ситуации в банковском секторе в целом и на рынке ипотечного кредитования в частности.

  • Дмитрий Орлов, заместитель председателя правления АКБ «ФОРА-БАНК»

Существенное сокращение объемов выдач, рост просроченной задолженности, снижение стоимости залогового имущества, как следствие сложности в реализации залогов. Рост ставок в части прочих игроков, которые еще не успели отреагировать в этом году. Полная остановка рефинансирования, пересмотр банками лимитов и планов по ипотечному кредитованию.

  • Марина Малайчик, независимый эксперт

Объемы рынка ипотечного кредитования в январе-феврале существенно упадут, т.к. выдаваться большей частью будут только ранее одобренные заявки (и еще не все решатся взять кредит по таким ставкам, да и продавцы на вторичном рынке начнут придерживать продажу своего жилья). Новые кредиты будут выдаваться в основном на первичном рынке, т.к. застройщики будут предлагать разные льготы для достройки своих объектов. Небольшие региональные банки скорее всего перестанут выдавать рыночные ипотечные кредиты, т.к. они использовали поддержку АИЖК, которое серьезно сократило объемы выкупа рыночной ипотеки на следующий год, направив ресурсы на развитие социальной ипотеки. Крупные банки будут снижать объемы ипотеки через ужесточение требований по кредитам, как минимум, потому что нет финансовой определённости даже в ближайшем будущем, отсутствует возможность откуда-то взять «длинные» деньги для поддержания ипотеки. И это ужесточение будет выражаться не только в высоких ставках (которые уже и так являются заградительными для заемщиков), но и в ограничении других параметрах, например, в отказе от кредитования заемщиков с «серыми» доходами, в увеличении первоначального взноса. АИЖК начнет активно продвигать социальную ипотеку, которая позволит поддержать видимость доступного (теперь уже не для многих) ипотечного рынка и даст возможность начала реализации программы «Жилье для российской семьи».

РУСИПОТЕКА, 08.01.2015
 

Мы в соцсетях
Ссылки
здесь современное производство пластиковых изделий
 Наверх