На главную Обратная связь Карта сайта
Аналитический Центр по ипотечному кредитованию
и секьюритизации

Алексей Волков: Институт кредитных историй не сложился в России из-за законодательной проблемы банковской тайны


Волков Алексей

директор по развитию НБКИ

За прошедший год произошли значительные изменения в сфере розничного банковского кредитования, связанные с развитием ипотеки. В создании эффективно функционирующего института кредитных бюро заинтересованы, прежде всего, кредиторы, стремящиеся к минимизации своих рисков. Подробнее о первом опыте работы Национального бюро кредитных историй и о проблемах, которые возникают в процессе создания таких бюро, рассказывает Алексей Волков.

 - Алексей Валентинович, какие проблемы правового характера возникают при создании российского бюро кредитных историй?

Главная проблема, из-за которой институт кредитных историй до сих пор не сложился в России, — это законодательная проблема банковской тайны. В российском законодательстве данный вопрос до сих пор не разрешен. Среди юристов нет единого мнения: одни считают, что передача кредитных историй с согласия заемщика не является нарушением банковской тайны, другие называют такие действия противоправными. Это основная проблема, которая не позволяет банкам нормально, без оглядки на закон, формировать кредитные истории. Мировая практика такова: когда в стране отсутствует специальный закон о кредитных историях, институт регулируется другими нормативно правовыми актами. В России мнения по поводу законодательства расходятся, и единственный способ поставить точку в ситуации — принять закон, в котором будет четко обозначено понимание данной проблемы. Вместе с законом о кредитных историях рассматривается законопроект о внесении изменений и дополнений в другие нормативные акты, в том числе в законы о защите информации и о банковской деятельности, в которых будут урегулированы вопросы, связанные с банковской тайной.

- С какими трудностями создания кредитных бюро в России Вы столкнулись, когда Национальное бюро кредитных историй начинало свою работу?

Проект возник по инициативе Совета Ассоциации российских банков (АРБ), который принял политическое решение — объединить усилия банков в вопросе создания института кредитных бюро. Поскольку все понимали, что запустить проект до принятия закона не удастся, решили создать некоммерческое партнерство как площадку, где максимальное количество банков могут начать формирование конкретных принципов создания кредитных историй. Более года назад мы активно включились в процесс разработки проекта в рамках соответствующего комитета Государственной думы. Первая проблема, которая возникла во время обсуждений, заключалась не в том, что закон мешает российским банкам создавать кредитные бюро, а в нежелании банков участвовать в данном процессе из боязни потерять хороших заемщиков. Они не понимали, как информация будет защищаться. Потребовалось некоторое время для осознания проблемы банками, понимания принципов работы системы кредитных бюро, преодоления страха по поводу потери заемщиков. В итоге банки убедились, что все технические вопросы решаемы, существует определенный алгоритм. Более того, все это уже сделано за нас иностранными коллегами. За год с лишним НП «НБКИ» удалось с каждым банком обсудить опасности и противоречия, возникающие в ходе создания системы; проработать способы управления и покрытия рисков, связанных с работой кредитных бюро, оценить стоимость данного процесса. Таким образом, партнерство было создано для того, чтобы банки могли начать работу по разрешению проблем функционирования института кредитных бюро.

- Каковы на данный момент основные тенденции в сфере розничного банковского кредитования? Как они влияют на формирование системы кредитных бюро?

Ситуация с розничным кредитованием, которая была полтора года назад, существенно отличается от сегодняшней, в первую очередь с точки зрения потерь банка. Если полтора года назад совокупный розничный кредитный портфель банков находился на уровне 250 млрд руб., то сейчас он приближается к 500 млрд. Следовательно, есть вероятность увеличения потерь банка. А если говорить о лидерах розничного кредитования, их потери растут еще быстрее по причине расширения географии кредитования, числа филиалов. К сожалению, все больше становится доля мошеннических операций. Ведь не секрет, что в просроченной задолженности банков заметное место занимают не неплатежеспособные заемщики, а мошеннические операции, система защиты от которых отсутствует. Соответственно потери розничного кредитования увеличиваются в разы. Метод управления рисками, который часто применяется у нас, — страхование за счет высокой маржи — с развитием конкуренции создает дополнительные преграды. В связи с этим показательным примером является прошлогодний кризис «плохих долгов» в Юго-Восточной Азии, который затронул всю банковскую систему. Там существовала система кредитных бюро, работающая только с негативными историями. Такое кредитное бюро не страхует банки от рисков, потому что система позволяет заемщику перекредитовываться, наращивая личную долговую нагрузку, причем сумма кредита не ограничена. В результате система рухнула, поскольку банки были не в состоянии обслуживать большую часть населения. Первоначально имелся сценарий законопроекта, согласно которому банки должны собирать только негативную информацию. Но пример Юго-Восточной Азии стал весомым аргументом в пользу полноценных кредитных бюро. Теперь по закону кредитная справка должна содержать полную информацию: текущие обязательства, положительную и отрицательную истории.

- Как можно охарактеризовать взаимоотношения государства с банками, предоставляющими информацию о заемщиках в бюро?

На данный момент пока нет полноценных кредитных бюро, полноценной передачи информации, соответственно нет повода для регулирования. Позиция исполнительных органов власти по вопросу создания системы кредитных бюро в России является нейтральной. Поле для регулирования данного рынка возникнет после принятия закона.

- Какие взаимоотношения существуют у кредитного бюро с банками, имеющими мощную клиентскую базу?

Отношения с каждым банком сугубо индивидуальны. Для кредитного бюро особую ценность представляет ограниченный круг банков, что связано с ярким проявлением в России сегментации в области розничного кредитования. По статистике Банка России, на первую пятерку банков по объему розничного кредитного портфеля приходится 58%, а на первые 50 банков — 70%. Поэтому первая пятерка наиболее важна. Лидером кредитования является Сбербанк России, который входит в число участников НБКИ. Например, с ДельтаБанком мы находимся на финальной стадии переговоров. «Русский стандарт» в этом смысле пока стоит в стороне: когда будет принят закон и станут понятны правила игры, тогда можно будет говорить об отношениях. Для характеристики добавим, что банкам — членам НБКИ, а их сейчас 45, принадлежит порядка 67% рынка. Институт кредитных бюро можно будет считать созданным, если каждый банк, вступив в партнерство, начнет предоставлять информацию. Так что, я думаю, рано или поздно каждый банк, который работает с розничным кредитованием, войдет в систему обмена информацией.

- Почему не все банки вступили в организацию? Какие остаются сомнения?

Банки ждут принятия закона «О бюро кредитных историй». Например, все государственные банки, за исключением Сбербанка, — Внешторгбанк, Газпромбанк — выражают желание работать с НБКИ. Но как государственные учреждения они не могут вступить в организацию, деятельность которой не регламентирована законодательством. При этом, сообщая письменно о своем решении, они уверяют, что с момента вступления обязательно станут участниками обмена информацией. Очень важно отметить следующее: поскольку законодательство предусматривает передачу информации кредитным бюро только с письменного согласия заемщика, все кредитные истории и базы, которые были накоплены до момента вступления закона в силу, будут востребованы только банками, где они были сформированы. В связи с этим даже возникло понятие «кладбище кредитных историй». После принятия закона системе придется начать работу с чистого листа. Думаю, с этого момента и понятие «лидерство» станет другим. В частности, за счет действий Внешторгбанка и Сбербанка, который выходит на рынок экспресс-кредитов, за счет новых акционеров банка «Русский стандарт», который теперь является дочерней структурой BNParibas. Через год ситуация будет совсем другая.

- Вы много говорите о законопроекте. На Ваш взгляд, все ли в нем приемлемо на практике?

Безусловно, нельзя создать идеальный закон с первого раза. Главное — определить в законе субъектов, объекты и правила взаимоотношения между ними. Дальше система будет подстраиваться. Сейчас важно принять закон, снять проблему банковской тайны, дать определение кредитным историям. К счастью, большинство депутатов разделяют эту точку зрения. Они считают, что необходимо принять закон в его настоящем виде, а затем дорабатывать его.

- Как Вы относитесь к 10%-ному ограничению доли участия организаций в капитале кредитных бюро?

Это достаточно спорный момент, который в последнее время стал поводом для дискуссии. Одна из статей закона гласит, что один акционер кредитного бюро не может владеть пакетом, превышающим 10% капитала. Данная позиция принята во втором чтении и активно оспаривается. Существует множество аргументов «за» и «против». Почему стали оспаривать статью, можно только гадать, хотя Интерфакс уже не скрывает своего участия в лоббировании ее отмены. Приверженцы позиции об отмене поправки считают, что кредитные бюро — это свободный рынок, и на него должен быть свободный доступ. Мы занимаем достаточно четкую позицию по данному вопросу. Свободный рынок — это банки и финансовые институты, а система кредитных бюро — это инфраструктура рынка, т.е. принципиально разные вещи. В России есть уже соответствующая практика, например валютные и фондовые биржи, тоже инфраструктурное звено рынка, призванное обеспечивать его определенным сервисом. Здесь присутствуют совершенно четкие законодательные ограничения: максимум 20%-ная доля в капитале одного участника на бирже, чтобы доминирующий акционер не имел возможности диктовать условия. Банку России, который владел пакетом свыше 20%, пришлось снижать свою долю (в частности, на ММВБ). Ситуация на рынке кредитных историй аналогична. Недопустимо, чтобы блокирующий пакет акций принадлежал одному участнику, потому что предсказать дальнейшее поведение контрольного акционера сложно. Структура, обеспечивающая рынок сервисом, должна быть направлена на выполнение бизнес-задачи, а не получение прибыли. От стоимости кредитной справки зависят издержки пользователей кредитных историй — банков. В ситуации, когда кредитными бюро владеют сами банки, их целью будет не максимизация акционерной прибыли и дивидендов, а создание кредитного бюро для снижения собственных издержек кредитования за счет управления риском. Поэтому задача акционеров в данном случае — минимизация цены кредитной справки. Создание рынка доступного жилья и способствующих формированию этого рынка институтов, в том числе и кредитных бюро, необходимо для снижения стоимости и увеличения доступности кредитных ресурсов населению.

- Существует мнение, что в России складывается система кредитных бюро с несколькими крупными игроками. Как Вы считаете, должно быть единое кредитное бюро или на этом рынке возможна конкуренция?

О возможности существования единого кредитного бюро сложно говорить однозначно, скорее всего, рынок будет конкурентным. Сейчас работает несколько региональных кредитных бюро. Но в каждом из них должно быть не менее пяти акционеров, чтобы они не могли договориться и диктовать условия рынку. Например, между ММВБ и РТС существует реальная конкуренция. Но в капитале и ММВБ, и РТС участвуют несколько десятков акционеров. Поэтому конкуренция на данном рынке может быть эффективной только при жестких правилах вхождения, ее надо правильно регламентировать. С точки зрения национальной системы — единую систему можно создавать при условии сохранения существующих законодательных ограничений. Тогда кредитные бюро будут принадлежать самим пользователям и можно не бояться повышения цен. Если же национальная система будет создаваться на других условиях с одним-двумя акционерами, последствия для участников рынка могут быть самыми печальными.

- Какое влияние на процесс создания единого бюро оказывают мировые «хранители» кредитных историй?

Самое непосредственное. Здесь важно отметить, что НБКИ сейчас создает технологическую инфраструктуру с компанией TransUnion CRIF — одним из мировых лидеров в области предоставления информации. Это решение не было спонтанным, мы изучили множество вариантов создания технологической платформы. Имелось две альтернативы: либо самим создавать всю технологию, либо заимствовать ее на Западе. Приоритетным в данном случае является второй вариант, так как на создание собственной IT-платформы потребуется очень много времени, что может оказаться дороже заимствования. Мы изначально выстраивали модель, исходя из решения банков о том, что кредитное бюро будет принадлежать нескольким участникам. Поступили предложения от всех ведущих участников рынка, и на основе тендерного сравнения мы выбрали компанию TransUnion CRIF — абсолютного лидера по количеству международных инсталляций. Совместное предприятие ведущего американского провайдера систем кредитных бюро TransUnion и ведущего европейского кредитного бюро CRIF (Италия) было создано именно с целью масштабирования и продвижения модели на развивающиеся рынки. Выбор иностранного провайдера IT-платформы позволит нам избежать многих ошибок, которые возникали в процессе создания и модернизации системы, и использовать современные наработки на базе новой архитектуры программы. Говоря о влиянии иностранцев, также не следует забывать о тесных взаимоотношениях между кредитными бюро и головными офисами иностранных банков, которые в России имеют дочерние структуры. Я полагаю, что именно они занимают наиболее активную позицию в продвижении института кредитных бюро.

- Повышенный интерес иностранных компаний к созданию системы кредитных бюро в России не приведет к тому, что отечественные кредитные истории вскоре достанутся иностранным лидерам?

Нет, такой опасности нет. Кредитное бюро будет российским юридическим лицом со всеми вытекающими отсюда последствиями с точки зрения защиты информации. Теоретически кредитное бюро может попасть под управление иностранной компанией, но такой исход маловероятен. Чтобы в долгосрочной перспективе не сложилась ситуация, когда кредитное бюро станет контролировать определенная группа, в законе закладывается ограничение на участие в капитале одного акционера. Повышенный интерес иностранных компаний и банков к созданию системы кредитных бюро в России ни в коем случае нельзя рассматривать с точки зрения захвата контроля. Просто профильный бизнес многих иностранных банков — розничное кредитование. Им нужны инструменты для снижения своих рисков, и у них есть опыт работы в других странах. Создание кредитных бюро в странах Восточной Европы — яркий пример подобного поведения американских и европейских банков.

- Есть ли такие функции и продукты бюро, которые пользуются повышенным спросом в силу российской специфики института кредитования? Какие функции или продукты следует развивать, исходя из полученного опыта?

Конечно, уже есть четкие приоритеты российских банков по отношению к нашей продукции. Существует три базовых уровня сервиса кредитного бюро. Первый — идентификация заемщика, его паспортных, личных, имущественных данных, информации о занятости. Второй — собственно предоставление кредитных историй, выдача кредитных справок банку-пользователю. Третий сервис — это скоринг, составление балльной оценки заемщика. Банку в этом случае не требуется анализировать кредитную справку: кредитное бюро выдает конечный результат. В России сейчас наиболее востребованы первые два вида сервиса. Идентификация заемщика позволяет банкам вести борьбу с мошенничеством (проверка поддельных паспортов, достоверности данных, указанных заемщиком в заявлении). Второй сервис нужен для создания определенного формата работы с кредитными историями. Третий менее востребован, поскольку у всех лидеров рынка, наиболее заинтересованных в создании кредитных бюро, исторически сложились свои скоринговые системы.

- Как складывается ситуация в регионах? Задействованы ли региональные банки в процессе создания системы кредитных бюро?

Изначальная бизнес-задача НБКИ — создать унифицированную национальную систему. В настоящее время каждый из банков-участников — это многофилиальный банк, работающий в рамках всей страны, а не отдельного региона. Банки заинтересованы в создании института, эффективно функционирующего, с высокой скоростью передачи информации по всей России. Поэтому сейчас мы говорим именно о запуске национальной системы. Безусловно, временного разрыва в работе с регионами, обусловленного технологией масштабирования IT-платформ, не избежать, причем формат вхождения технологий будет дифференцироваться по регионам. Все зависит от степени развитости региона и от наличия там системы обмена информацией между банками. Например, несколько банков в Самаре уже объединились и готовы обмениваться информацией. Мы не претендуем на владение региональным кредитным бюро, наша основная задача — передать коллегам на тех или иных условиях платформу. Единая платформа позволит региональным и московским банкам, открывающим филиалы в регионах, работать в рамках одной технологической базы. Если же в регионе еще не сложилась система обмена информацией, но филиалам московских банков необходим сервис кредитных бюро, здесь предполагается создание дочерних структур НБКИ.

- Возможно ли оценить эффективность деятельности бюро на данном этапе? Каковы перспективы развития НБКИ после создания АО «НБКИ»?

Показатель эффективности деятельности кредитного бюро — процент снижения просроченной задолженности по кредитам у банков. Сколько для этого потребуется времени, зависит от динамики рынка. Сейчас рост рынка розничных кредитов составляет 50—60% в год. При такой динамике можно утверждать, что через 2—2,5 года в ведущих кредитных бюро сформируется репрезентативная база данных. Сейчас второй по значимости фактор невозврата кредитов — неспособность российских граждан в силу неопытности и нестабильности работы прогнозировать свою долговую нагрузку, адекватно оценивать будущую платежеспособность. Накопление статистической информации в кредитных бюро позволит предоставлять банкам необходимые данные об объемах текущих обязательствах физических и юридических лиц, что даст возможность отслеживать плательщиков, неспособных прогнозировать свой долг. Первые результаты появятся сразу, после введения сервиса идентификации данных. Отрасль будет динамично развиваться именно в силу того, что быстро развивается рынок.

 

РУСИПОТЕКА, 10.01.2005
 Редакционная статья

Мы в соцсетях
Ссылки
погружной насос педролло цены конкурентны
 Наверх